+7 (351) 263-04-44
+7 902 613-46-68

СЫГРАЕМ ПО-ВЗРОСЛОМУ!

Антон Бугаев,  лауреат многочисленных международных конкурсов и фестивалей, один из самых известных и деятельных челябинских музыкантов, руководитель нескольких популярных эстрадных коллективов, готовится представить зрителям новый амбициозный проект - детский эстрадно-симфонический оркестр «VivArt». Создается он в стенах одноименной студии современного творчества и объединяет юных исполнителей в возрасте от 6 до 16 лет. Дважды в неделю девчонки и мальчишки читают цифровки, осваивают джазовые стандарты и меняются инструментами. По воскресеньям ходят на студенческие джемы перенимать опыт у старших товарищей. Чем еще уникальна и интересна идея объединения юных эстрадников, - рассказывает её автор.

Антон Николаевич, зачем Челябинску еще один детский оркестр, ведь есть же масса других?

На Южном Урале есть хорошие профессиональные коллективы: народный оркестр «Малахит», концертный духовой оркестр Игоря Ежова, «Классика», симфонический оркестр, и у них имеются достойные преемники: коллективы, которые работают в этих же жанрах в ЮУрГИИ им. Чайковского, в ЧГАКИ, в школах музыкальных.  А вот эстрадно-джазовое направление профессионально никак не развивается, хотя эстрада и джаз интересны широким массам больше, чем академические направления. Есть Биг-Бэнд Станислава Бережнова, «Уральский диксиленд» Игоря Бурко, а больших симфоджазовых оркестров в округе нет, детских тем более. Содержать такие коллективы накладно, базы соответствующей нет. Когда в Челябинск или Екатеринбург приезжает какая-то значимая звезда, под нее делается сборный состав - симфонический оркестр объединяется с эстрадной ритм-секцией. Получаются концерты отличного уровня, но это ведь разовые акции. Чтобы вырастить достойных музыкантов, городу нужен стационарный молодежный эстрадно-симфонический оркестр. И почему бы не начать с детского, чтобы в перспективе он вырос в профессиональный? Эстрадный коллектив может давать интереснейшие программы, которые не смогут оставить равнодушными любого.

Что подтолкнуло к идее создания детского оркестра?

Наверное, началось все с педагогики. Лет в 15-16, в моих первых эстрадных группах, с желания объяснить коллегам-ансамблистам, как надо играть. Видимо, во мне это изначально было заложено. Когда я говорил, и человек меня понимал,  мне было страшно интересно. Нарабатывался опыт, постепенно поднимался на более сложный уровень. В 18 лет меня уже пригласили работать в музыкальную школу №3 концертмейстером. И там вместе с преподавателем по специальности советовал ученикам какие-то мелочи: «тут надо сделать остановку» или «акцент не совсем, как на записи»… А потом начал смотреть на младших студентов колледжа, замечать их проблемы, помогал. Так, постоянно экспериментируя в разных составах, мы вместе развивались…

О каких проблемах идет речь, чего не хватает молодым исполнителям?

Сегодня студенты приходят в колледж – не важно, на академическое отделение, на эстрадно-джазовое, - не имея базы. Причина кроется зачастую в педагогах. Учителей, отдающихся профессии, особенно в эстрадном жанре – по пальцам можно пересчитать, мы сильно отстаем от мировой практики. Вероятно, из-за присутствия когда-то железного занавеса. Эстрадно-джазовая музыка на российском пространстве была примерной, только единицы что-то улавливали, за счет собственного таланта совершенствовались. Советский джаз и советская эстрада – это обособленное направление, которое развивалось самостоятельно. А когда железный занавес рухнул, музыка и книги появились в свободном доступе, нам предстояло очень много нового постичь. В Москве за последние 10-20 лет заметно вырос уровень выпускников музыкальных вузов. В Челябинске ещё немало проблем. Выпускники музыкальных школ не знают элементарнейших вещей: как устроена эстрадная аранжировка, какие существуют стили, что такое акцентировка, офф бит…  Этих знаний у многих педагогов нет, вот и получается, что и учеников они готовят не высокого уровня. Это если еще готовят.  А если человек не обучался в музыкальной школе и сразу приходит в колледж, начинаем учить с азов: буквы, ноты. Очень часто такое бывает.

Почему оркестровой базой стала частная студия, а не музыкальная школа, например?

Причин много. Во-первых, сегодня в школах постоянное состязание за часы, тарификацию… Я не конфликтный человек, мне жалко  тратить силы на  то, что мне неприятно. Предпочитаю тратить это время на аранжировки, концерты, на то, от чего я удовольствие получаю…  Второе – это низкие зарплаты и слабая материальная база. И даже это не так страшно. Намного страшнее существующая разобщенность дисциплин. Например, специальность и сольфеджио никак не связаны друг с другом. Я это не сразу понял,  года через два работы. Начал задавать ученикам вопросы:  что вы проходите? Оказывается, проходят то же самое, но для человека это другой мир, другие задания. Я сам, когда учился музыкальной школе, много лет не связывал сольфеджио, специальность и музлитературу. Уже ближе к колледжу начал понимать, что педагоги об одном и том же говорили, просто разными словами. А есть же программа, где на бумаге написано, что ребенок столько-то часов изучает одно, столько-то - другое, чтоб ученик в комплексе развивался.

В студии вы занимаетесь по особой программе?

Да. Мы здесь не ограничены словом «нужно». Каждому воспитаннику систему подбираем индивидуально. Может, у нас это еще далеко от идеала, но, во всяком случае, нет рамок ГОСТа.

«VivArt» должен подготовить хороших студентов для отделения «Музыкальное искусство эстрады» ЮУрГИИ, которое вы возглавляете?

Да, такая корыстная цель есть, это же единый организм: первоначальная подготовка, школа, колледж, вуз, достойное рабочее место… Тогда профессионалы будут прославлять город, а то и дальше.

Творческие студии не выдают аттестаты зрелости. А сегодня его наличие обязательно для поступления в музыкальный колледж?

Сейчас на эстрадное отделение колледжа можно поступить без музыкальной школы.

А сольфеджио где учить?

Либо частным порядком, либо есть подготовительный курс в ЮУрГИИ им. Чайковского. Он длится один год и дает неплохие знания. В нашем городе есть замечательнейший педагог по сольфеджио, специалист всероссийского масштаба – Дымова Ирина Георгиевна. К ней не пойти – себя не уважать. Я сам у нее учился, именно у нее взял систематизацию знаний.

На каких примерах вы воспитываете своих учеников? Пыльные портреты Чайковского и Прокофьева в музыкальных школах уже мало кого вдохновляют…

Есть полтора десятка пианистов и бэнд-лидеров, которые сделали свои открытия в эстрадно-джазовом направлении. Такие, как Дюк Эллингтон – правда, он больше знаменит как бэнд-лидер, композитор, популяризатор джаза. А вообще, из пианистов  - Эрл Гарнер, Билл Эванс, Оскар Питерсон, Мишель Петруччиани. Еще Телониус Монк - великий пианист и композитор не только джазовый; его руки квалифицировали во всех жанрах, он очень продвинул вперед джазовое фортепиано и вообще музыку. Я считаю его одним из самых серьезных композиторов ХХ века. Это разные по жанру, но лучшие образцы, и надо равняться на них.

Методика работы с ансамблем сугубо авторская или включает в себя элементы, подсмотренные у наставников – Станислава Бережного, Игоря Бурко?

Я не знаю, что придумано мной, а что подсмотрено у других – все в работе органично переплелось. Скажу только, что самый большой вклад в мою индивидуальность внес Станислав Васильевич Бережнов. Я стараюсь очень многие моменты у него перенять, какие-то считаю уже неактуальными – жесткость, например. Ищу другие способы воздействия на музыкантов. Станислав Васильевич много дал в плане работы с коллективом, в плане постановки музыкальных произведений, написания аранжировок. Как и он, я полностью могу отвечать за работу, только если я через себя аранжировку пропустил. Если даже она готовая, я ее все равно перекладываю, анализирую, смотрю все голоса и расписываю их так, как считаю нужным для конкретных исполнителей. Например, в ансамбле «VIVART» я знаю, что Даша играет на басу,  Кира - на фортепиано, и пишу партии с учетом особенностей каждой. Это бережновская фишка, он пишет соло под конкретного артиста. Ну, и в «911 collective» большой опыт уже накоплен. В 2012 году, когда я собрал ребят на первой репетиции, подумал: неужели это когда-то может зазвучать? Никто не умел толком играть. Именно там и тогда выработались навыки, как научить ребят, которые очень медленно воспринимают новый материал. Оттуда и нотный набор в печатном виде, партии максимально понятные, по 4 такта в строчке – вроде мелочь, а становятся понятнее. У меня в аранжировках указано даже то, как барабанщик дает счет, хотя это обычно не пишется. Все это – результат работы над ошибками моих коллективов.  Конечно, жестких ляпов на моих концертах не бывало, но были моменты, когда было очень нервозно. Поэтому в работе с детьми я использую только современные технологии.

Из этого следует, что на место в детском оркестре может претендовать любой? Любого сможете научить играть?

Прийти и сразу с нуля попасть в состав нереально. Так можно только в кружке заниматься: ты играй эту ноту, а ты -  эту. Должна быть постановка рук, элементарные знания о нотной грамоте, необходимы знания об эстрадной джазовой гармонии, небольшие хотя бы представления об особенностях стилей…

Но в школе-то этому не учат?

В том-то и дело. Если ребенок подготовленный, если это касается инструментов таких, как скрипка,  альт, виолончель – все струнные или духовые, то тут подготовки, может быть, и хватит. Штрихи, какие-то моменты я объясню по ходу репетиционного процесса. А если речь идет, допустим, о басистах, пианистах или гитаристах – конкретная эстрадная ритм-секция, то тут, какими бы они ни были подготовленными в школе, все равно нужно будет заниматься дополнительно. Потому что запись нот совсем другая – у нас почти нет нот, цифровка, указания ритмические, стилистические, акценты – будет непонятно. В студии «VivArt» эти знания ребятам дают. Кому-то требуется подольше позаниматься, а кто-то за месяц-два все освоит.

Правда, что вы берете в оркестр детей с шести лет?

В 6 лет можно уже начинать играть, если руки на инструмент уже поставлены. Просто нужна дополнительная подготовка. Еще надо понимать, что в этом возрасте в силу физиологических особенностей нет в ансамбле басиста, поэтому басиста заменит клавишник. Нет в этом возрасте и гитариста. Зато есть фортепиано, барабаны, скрипки и вокал – вполне достойный эстрадный состав. Моему сыну Роману сейчас 6 лет, и он тоже играет в нашем оркестре вместе с другими малышами.

Есть ли понятие «легкий» и «тяжелый» инструмент?

Нет, каждый инструмент сложен, в каждом есть лучшие образцы, главное – что на одном инструменте можно сыграть и аккомпанемент, и мелодию (например, фортепиано: аккомпанемент и мелодию можно сыграть в конце первого класса обучения), а на гитаре, может быть, и только в колледже.

Что делать тем, кто хотел бы стать частью вашего оркестра, но в музыкальной школе учится играть на флейте или домре?

Каждый инструмент, как и человек, имеет определенную стилевую принадлежность. В нашем эстрадном оркестре нет флейт. Но есть саксофон, а их системы похожи, и часто в ведущих джаз-бэндах мира саксофонисты все осваивают флейту. Когда иногда их используют в концертах, тембр забавный получается. Балалайка и домра, например, – это вообще из другой стилистики, но этим музыкантам можно предложить другие струны – гитару, бас. Конечно, пианисты в этом смысле обладают большим потенциалом в освоении дополнительных инструментов.

Какие произведения будет играть ваш оркестр?

Инструментальную музыку, но больше вокальную. Инструментальная музыка сложнее и исполняется, и воспринимается, поэтому для начала дети будут исполнять произведения, которые поют с педагогами по вокалу, но в рамках стиля. Если это поп, то качественный поп, мы возьмем лучшие образцы стилей.

А сможете перетянуть интерес академического зрителя на свою сторону?

Бывало, про моих учеников-эстрадников преподаватели-академисты говорили обидное: «это все ресторанники», причем про моих специалистов. Я не хочу оскорбить академическую музыку, но она для узкого круга ценителей. Условно, у академической музыки есть один процент приверженцев. Если музыкант будет прилагать какие-то усилия, активно привлекать внимание зрителей к своему творчеству, будет полтора процента слушателей. Ничего не будет делать – сохранится один процент. Качественная эстрадная музыка может быть понятна любому простому человеку. Я в своих музыкальных экспериментах всегда стараюсь соблюдать стиль, традиции, простоту восприятия, насколько позволяет опыт. Допускаю, что ко мне придет неподготовленный слушатель. Музыка должна радовать людей искренне, чтоб не думали после концерта: «я ничего не понимаю», «ну, сходили, больше не пойдем»... Музыка должна вызывать восторг. Любая музыка может это сделать, но эстрадно-джазовая в этом смысле из всех жанров выделяется. Электронные инструменты звучат иначе, музыка строится по более современным законам, зритель слышит авторские, интересные и понятные аранжировки.

Есть ли у вас эталонный вариант оркестра?

Le Grand Orchestre de Paul Mauriat, Gordon Goodwin's Big Phat Band,  «ФОНОГРАФ» Сергея Жилина могу назвать  и другие.

Где ребята будут выступать?

Хотелось бы, конечно, чтоб это превратилось во что-то массовое и частое. Выход на сцену, не только профессиональную, даже уличную площадку – это очень здорово.  Главное ведь, какую музыку играть. Мы берем лучшие образцы стиля, где все по-честному сделано, качественно, чтобы от музыки получали удовольствие как любители, которые случайно или не случайно заглянули, так и профессионалы, которые могут оценить услышанное. Мы же, коллеги-музыканты, всегда оцениваем друг друга, мы же не можем просто удовольствие получать, очень редко когда это удается. Сразу смотришь, что не в порядке: пункты себе поставил - все, можешь слушать дальше. А если все отлично звучит, начинаешь искать, до чего докопаться. Поэтому и для выступлений детского оркестра будем выбирать разные площадки.

Будет ли «VivArt» участвовать в конкурсах?

Сейчас модно ходить на конкурсы. Сначала все участвовали, теперь все устраивают. Если есть финансовая возможность, можно подавать заявку. Просто не надо сразу ждать высоких результатов. Я сам сижу в жюри, и знаю, что зачастую бывает много исполнителей примерно одного уровня, а на распределение призовых мест влияют политические моменты. Поэтому лучше искать выездные конкурсы, где есть возможность обменяться контактами с оппонентами. Не стоит за кулисами ходить дуться на конкурентов, выгоднее  дружить. У меня есть много знакомых в разных странах, потому что я на конкурсах общался. И не важно, что я где-то там проиграл. Оценку все равно поставит жизнь.

Не все желающие будут иметь счастливую возможность учиться у вас. Кто-то выберет коллектив в школе или в клубе по месту жительства. Посоветуйте, как выбрать достойный ансамбль?

Хорошо, что выбор сегодня в Челябинске есть. Просто не слушайте советов тех людей, на которых  бы вы не хотели быть похожими. Пыль в глаза пустить легко, а идти надо к тем людям, которые в своем деле имеют достижения и занимаются только музыкой. Мы ждем всех поклонников эстрадно-джазовых стилей на кастинги по вторникам и субботам в студии «VivArt» на Карла Маркса, 72-б.